Подбор датчиков ТЕКО

    Бесконтактные выключатели 

    Датчики положения  

    Датчики бесконтактные

    Датчики индуктивные

    Датчики емкостные

    Датчики оптические

    Датчики лазерные

    Фотодатчики

     

     

    . .

     . Яндекс.Метрика

    .

    . .


Главная страница / Каталоги / Статьи / Геннадій Корбан: Лазаренко вважав, що Аксельрод його "розвів"

Геннадій Корбан: Лазаренко вважав, що Аксельрод його "розвів"

 23.04.2012 11:06 _  Сергій Лямець

Геннадій Корбан: Лазаренко вважав, що Аксельрод його "розвів"

Єдине, про що мріяв Аксельрод, - щоб я закінчив свої конфлікти... Мене було дістати набагато важче, бо я пересуваюся в броньованих автомобілях і не перебуваю в громадських місцях. А Гена всіляко відмовлявся від охорони. З цього приводу ми неодноразово мали з ним розмову. - А вас не обтяжує такий спосіб життя? - Це дуже важко - дивитися на світ через скло броньованого автомобіля (рос.)

Голову компанії "Славутич-Реєстратор" Геннадія Корбана називають "рейдер №1 в Україні". Сам себе він характеризує як "конфліктолога". Але різниця у термінах не має майже ніякого значення. Корбан відомий як автор найбільш зухвалих, брудних та водночас віртуозних рейдерських захоплень в Україні за останні 10 років. Зокрема, він керував конфліктами навколо "Південного ГОКу", "Дніпрообленерго", Нікопольського заводу феросплавів.

Особливо багато підприємств він захопив для власника групи "Приват" Ігоря Коломийського. Кажуть, що згодом Корбан почав вимагати дуже багато, і Коломойський відмовився від його послуг.

Але зараз відомий "конфліктолог" хоче зав’язати з колишнім бізнесом. До цього його підштовхнули фінансова криза та зміна влади в Україні. Але є ще один фактор. Нещодавно в самому центрі Дніпропетровська було вбито його найліпшого друга Геннадія Аксельрода. Це вже другий друг бізнесмена, якого вбито. Першим був Вячеслав Брагинський, на якого було здійснено замах в 2009 році.

Схоже, що сам Корбан та його найближче оточення досі перебувають в шоковому стані. Всі вони кажуть, що було б зрозумілим, якщо б черговий замах здійснили на самого "конфліктолога". Але найбезглуздіше те, що було вбито його партнера, який, за словами самого Корбана, був лише будівельником, та намагався не лізти у брудні справи. На відміну від того ж Брагинського, який теж активно приймав участь у корпоративних конфліктах.

Бізнесмен вже знає, хто замовив це вбивство – він вказує на екс-прем'єра України Павла Лазаренка, якого сам Корбан свого часу позбавив чималої кількості бізнесів. Цікаво, що він не називає це ім'я напряму, а каже про колишнього господаря України "ця людина". Що це – юридичні хитрощі (щоб не розголошувати таємницю слідства) чи зневага, - не зрозуміло.

Зараз Корбан шукає виконавця вбивства, та всіляко опікає родину загиблого Аксельрода. Зокрема, в день нашої зустрічі він надавав юридичну допомогу дружині екс-партнера, до якої міліція прийшла з обшуком. Бізнесмен обіцяє, що завершить деякі проекти, які розпочав його друг.

****************************

"ЗАКАЗЧИК ЭТОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ НАХОДИТСЯ В США"

- Как движется следствие по расследованию убийства Геннадия Аксельрода?

- Как всегда, оно идет по ложным путям. В милиции работают пьяницы и непрофессионалы. Вместо того, чтобы заниматься настоящими версиями, они отрабатывают глупые, ненужные события, изымают какие-то документы по собственности.

Например, на второй день после трагедии они четыре часа продержали его супругу и дочку на допросе. Скажите, это нормально? Это же просто вопиющий непрофессионализм – психологический, человеческий.

- Может, это сознательные действия?

- Нет, это не сознательно. Они уже два года не слышат то, о чем мы им говорили. Ведь первое покушение случилось 17 сентября 2010 года, когда мы были с ним (Аксельродом – "ЕП") вместе.

Из того, что я им озвучивал и просил сделать, не было сделано ровным счетом ничего. Они занимались фигней. Отрабатывали бытовые версии, версии связанные с внутренними отношениями. И не хотели сотрудничать с потерпевшими.

- Я читал, что в момент покушения в машине Аксельрода находились жена и дочка.

- Насколько мне известно, это не так.

- По вашему мнению, каковы истинные направления, по которым должно было бы идти следствие?

- Я не хочу озвучивать фамилии, но я знаю, что заказчик этого преступления находится в США, и сидит в тюрьме. Исполнителей, естественно, я знать не могу. Но надеюсь, что узнаю их имена.

- Вы не называете фамилии после того, как проиграли аналогичный иск (писали, що Лазаренко виграв процес проти ЗМІ, які оприлюднили заяву Корбана про те, що це саме екс-прем'єр замовив замах на нього - ЕП) ?

- Я не проиграл. Я выиграл все иски у того, о ком вы говорите, вместе с газетами. Проиграл тот человек. Если вам нужно решение судов, мы вам дадим копию.

- Почему вы тогда не хотите озвучивать его имя? Оно на устах, и это одна из распространенных  версий.

- К сожалению, следствие это не рассматривает как одну из версий. Пока не рассматривает. Не хочу озвучивать, потому что не хочу.

 

 

- Настолько резонансное убийство (Аксельрода - ЕП), да еще в людном месте и с контрольным в голову – это сигнал?

- В исполнении этого убийства много непонятного. Хладнокровность подонка, которой стрелял, и одновременно, абсолютно некачественное оружие. Есть несостыковка, они явно планировали это преступление, но есть ощущение, что на него был выделен минимальный бюджет. Или кто-то успел растратить деньги, которые были "выделены" на предыдущий взрыв, а теперь просто "дорабатывал". Мы ведем собственное расследование.

- Но это сигнал каким-то людям, в частности, вам?

- Да.

- Или это касалось исключительно его?

- Нет. На самом деле, меня просто достать гораздо тяжелее, поскольку я передвигаюсь в бронированных автомобилях и не нахожусь в общественных местах. С 2006 года у меня усиленные меры безопасности, и меня тяжело достать.

А Гена не считал, что он является фигурантом какой-то войны или какого-то заказа, поэтому всячески отказывался от охраны. По этому поводу мы неоднократно имели с ним разговор.

- А вас не тяготит такой образ жизни?

- Это очень тяжелый образ жизни. Это очень тяжело – смотреть на мир из-за стекла бронированного автомобиля.

- Когда наступила точка невозврата, когда вы уже не могли жить иначе?

- В 2006 году, после первого покушения. После этого я полностью поменял образ жизни.

"ГЕНА БЫЛ БЕСКОНФЛИКТНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ "

- Вы как-то поменяете свое направление в жизни после того, что произошло с Аксельродом?

- Поменять направление… можно только поменять теперь место жительства.

- Вы не собираетесь уезжать из страны?

- Может быть, и уеду. Не знаю.

- Вас отпустят прежние дела?

- Да.

- Вы когда-то сможете просто ходить по улицам без охраны?

- Когда-то смогу. Когда закончу с врагами...

- Классические убежища – Швейцария, Австрия, Израиль. В них безопаснее, или человека вашего рода деятельности уже нельзя спрятать?

- Я думаю, что там безопаснее. Там по другому принципу функционируют правоохранительные органы, и, наверное, даже иначе планируют свою деятельность преступные элементы. Там есть камеры, есть места, где тяжело спрятаться. Есть четкая и слаженная работа правоохранительных органов, а также гражданская ответственность тех людей, которые там живут.

Поэтому я думаю, что в этих странах тяжелее исполнить заказ. Хотя всякое может быть, но это тяжелее, дороже.

- В ваш адрес поступали звонки, угрозы?

- Нет, не поступало. Я знаю своих врагов в лицо.

- На вас началось давление со стороны прокуратуры, СБУ, милиции?

- Я не понимаю, что значит "давление". Мне известно, что в последнее время я, Геннадий и Борис Филатов  и наши сотрудники были фигурантами некого ОРД под названием "Агат", которым занимался УБОП. Мы официально писали в министерство и прокуратуру о том, что мы видим, как за нами происходит слежка. Писали, что УБОПа направляет запросы в различные органы по нашим именам, по именам наших родственников – детей, отцов, жен. Но они нам давали отписки.

Вот, например, часть материалов, которые ходили в декабре 2011 в Генпрокуратуре по группировкам в Днепропетровской области. Первым пишут – Геннадий Корбан. "Розробляє схеми захоплення підприємств, має стійкі зв’язки з членами фінансово-промилових груп (ну, это правда, не отрицаю), що діють на території Дніпропетровської області і України в цілому, підтримує корупційні зв’язки в органах влади та правоохоронних, контролюючих та судових органах, створює діяльність іноземних офшорних компаній, які в подальшому причетні до привласнення активів захоплених підприємств".

А дальше - Аксельрод. Это просто издевательство. Человек, который всю жизнь занимался недвижимостью, никогда не принимал участия ни в каких войнах, всегда критиковал меня за это. "Аксельрод Геннадій Илліч… створює та організовує роботу ряду СПД, які забезпечують належне ведення фінансово-бухгалтерської документації на підприємствах, які залучені до рейдерських схем". Ну, в бухгалтерии он никогда ничего не понимал.

"У тому числі тих, що в подальшому використовуються як фіктивні підприємства з метою виведення активів захоплених підприємств на підконтрольні йому та Корбану ГО". Написано "співорганізатор, активний учасник". Это они просто сделали вывод, потому что я с ним завтракал, обедал и ужинал.

Борису Филатову, как известному в городе журналисту, эти идиоты приписали "влияние на общественное мнение в интересах региональной  ОПГ". И сделали его собственником двух телеканалов, один из которых принадлежит структурам "Привата", а второй – структурам "СКМ".

Скажите, это УБОП? Это милиция? Это профессионалы?

 

- Может случиться, что убийство Аксельрода на вас "повесят"?

- Да пусть вешают.

Просто удивляет, как при наличии оперативно-розыскного дела, где мы являемся фигурантами и находимся под колпаком милиции, происходит такое. Может, это сама милиция и сделала? Или слила информацию?

Зворотня заява "ОРД "Агат"

- По убийству Вячеслава Брагинского фигурировала информация, что его исполнил бывший работник милиции.

- К сожалению, то оказалась дезинформация. Исполнителей не нашли. Они просто палец об палец не ударили ни по этому делу, ни по покушению в "Пепперони". Занимались глупостями, и занимаются до сих пор.

- Другие версии могут быть? Например, Аксельрод имел большие долги перед Леонидом Юрушевым.

- Не было у него долгов перед Юрушевым! Во-первых, банк "Форум" – не Юрушев. Это очень важный момент, потому что они схватились за эту версию, сделали ее чуть ли не основной. Это полная чушь.

Геннадий действительно имел долг перед банком "Форум". Но это было уже после того, как Юрушев продал банк "Коммерцбанку".

У Геннадия действительно есть решение суда, по которому банк хотел лично с него взыскать 3 млн 300 тыс долларов персонального долга. Это единственный долг, который за ним числился. Но взыскать этот долг невозможно, поскольку у Гены не было имущества, или формально у него его не было. Я его долгами занимался лично, и знаю это досконально.

Банк "Форум" просто судился в открытом режиме. Такое ощущение, что нам это было нужно больше, чем им. То есть, они не занимались тем, чтобы реально вернуть эти долги. Им, по-моему, все равно. Там акционер – "Коммерцбанк". Когда нет хозяина, менеджменту особо не хочется возвращать долги, душу на это он класть не будет. Поэтому версия с банком "Форум" - ложная.

Также сейчас пошли версии, что это некие криминальные авторитеты, которые здесь в городе – Нарик, не Нарик, еще кто-то. Это тоже ложная версия. Потому что все криминальные авторитеты в этом городе уже давно переквалифицировались в управдомов. Они разве что хулиганов могут пугать.

Я не хожу, не даю показания. Но это не криминальные авторитеты и не банк "Форум".

- А все другие варианты, которые могли быть?

- Гена вообще был бесконфликтным человеком. Он занимался тем, что строил недвижимость, торговые центры. Любил жизнь, общался с людьми, шутил.

Он был талантливым концептологом. Он построил "Менору" в Днепропетровске. Это самый большой еврейский центр. Это его концепт, его идея и его воплощение.

Он занимался исключительно мирным, созидательным бизнесом. Единственное, о чем он мечтал всегда, – чтобы я закончил свои конфликты. И пытался мне помочь закончить эти конфликты. Вот и все.

Найвідоміша будівля Аксельрода - "Менора". Це бізнес-центр, збудований навколо синагоги у центрі Дніпропетровська.

- Из того, кто пришел на кладбище проводить Аксельрода, можно делать какие-то выводы?

- Нет, из этого никто не делает выводы. Кто-то смог, кто-то не смог, кто-то был заграницей. Можно сделать только один вывод, что Куличенко – полное г…но. Вот это можно сделать. Он был в городе, знал, и не пришел положить цветы. …

(показує старі фото – "ЕП") Вот примерно так выглядели те места, которые отстроил Гена. Это центр города. Куличенко к этому вообще не приложил руки. Это были рынки - грязные, вонючие. Сейчас тут площадь выложена с фонарями, с лавочками, стоит торговый центр один, другой. Вид европейский.

- Тогда все-таки почему Аксельрод? Это послание вам?

- Нет, это не послание. Просто в конфликте с этим человеком он в один момент времени тоже принимал участие. И я думаю, что этот человек остался на него очень обижен.

"У НЕГО НЕ ВСЕ ОТОБРАЛИ, ЭТО ТОЧНО"

- Я обнаружил материал, посвященный Донець Наталье Григорьевне, которая когда-то работала на Лазаренко. В нем была фраза, что она обратилась за вашими услугами.

- Она обратилась не то что за услугами. В 2005-2006 году ее бывший партнер Павел Лазаренко начал отнимать то, что, он считал, принадлежит ему. И она обратилась ко мне за помощью через Гену. Мы помогли ей закончить этот конфликт. Она осталась довольна.

- Среди жителей Днепропетровска распространена точка зрения, что когда Лазаренко "закрыли" в Штатах, здесь оставалось очень много его бизнеса. Когда этот бизнес оказался бесхозным, появилось много людей, которые захотели его растянуть. И эти люди будут очень против, если Лазаренко захочет вернуться.

Павло Лазаренко

- Это очень обывательски, тривиально звучит. У него действительно осталось очень много имущества – в Днепропетровске, в Днепропетровской области, в Киеве и наверняка в других регионах.

На него тут до сих пор работает огромное количество людей. Об этом я неоднократно говорил правоохранительным органам, но они никак не реагировали. То есть, это достаточно структурированный бизнес.

Действительно, так получилось, что мы вошли с ним в конфликт, в том числе по этой собственности, которую когда-то он при помощи своих возможностей, будем так говорить, приобрел.

Это не бесхозная собственность. Здесь работает достаточно большая группа его сторонников. Часть из них сейчас перебазировалась в Киев. До сих пор существует его партия "Громада", которую они перерегистрировали в Киеве. На данный момент она уже плохо финансируется, и явно теряет какой-либо потенциал.

Здесь у него живет родной брат – Лазаренко Иван, который занимается сельским хозяйством. Он был еще до недавнего времени заместителем в Днепропетровском областном совете. Парадокс. У него здесь сын, который занимается бизнесом. Теща - очень активная участница бизнеса.

- Руководителей много, или руководит кто-то один - сын, брат, теща?

- У них разные направления. Брат – полный идиот, круглый, даже квадратный. Он идиот настолько, что даже сам Паша ему никогда не доверял вести какие-то переговоры. Он не вяжет двух слов. Это "колхоз". Поэтому брат, в основном, занимается где-то какими-то сельскохозяйственными объектами.

Сын его тоже не блещет никакими особыми способностями, и тоже занимается небольшим бизнесом.

Основную скрипку сейчас играет его теща, некая Тамара Цикова. Это новая теща. Он женился на другой женщине, на своей бывшей секретарше Оксане Циковой.

Естественно, есть некий конфликт даже внутри. Он не виден, не слышен. Но, естественно, семья Циковой пытается под себя подобрать все те остатки, которые у него здесь есть. И каким-то образом оттеснить старую семью.

- А как вы думаете, сам Лазаренко когда-нибудь вернется в Украину?

- Нет, никогда он не вернется в Украину. Я в этом уверен. Потому что в Генпрокуратуре существует 16 уголовных дел, два из которых – это убийства. Это убийство Щербаня и убийство Гетьмана.

- Вы думаете, это доказуемые вещи?

- Очень сложно это доказать. Но мы обладаем некой перепиской, где он дает указания своим подчиненным ездить и посещать тюрьмы людей, которые осуждены пожизненно за эти убийства. Он им передает приветы, деньги, продукты. Он дает указания – передать им то-то. Ему потом пишут отчеты: на билет в Луганскую колонию потратил столько-то, на постель потратил столько-то. Вопрос – зачем?

У меня нет знакомых, которые отбывают пожизненный срок в тюрьмах, мне нечего никому передавать. Зачем он это делает? Значит, он знает, почему он это делает. Вполне возможно, что те люди, которые отбывают пожизненные, никогда с ним не имели дела. А цепочка тех людей, которые имели с ним дело, прервана. И доказать эти убийства будет крайне сложно.

Поэтому он никогда не вернется в Украину. Никогда. Тем более, он там обосновался, там живет его жена. У него там родилось трое детей. Почему трое? Во-первых, дети в Америке по закону территории автоматически получают гражданство. Соответственно, он имеет право на воссоединение с семьей. Это существенный юридический фактор. Кроме того, есть еще какая-то поправка или правило, что если у тебя трое детей, то это достаточные основания, чтобы остаться в Америке.

Он никогда не получит американского гражданства, это факт. Осужденный в Америке по подобным статьям не-гражданин никогда не получит там гражданства. Но жить с семьей он там сможет. Либо там, либо в Канаде.

- А пользоваться доходами отсюда он сможет? Или доходами, которые находятся где-то. Я не верю, что у него все отобрали.

- Я тоже не верю. У него не все отобрали, это точно. Потому что доходы, которые он получает здесь, он в Америке не декларирует. Это доподлинно известно. То есть, имущество, которое существует здесь, оформлено на shell companies. Это бросовые компании, которые не показывают имущество и доход, где бы они ни были зарегистрированы.

Чтобы здесь спрятаться, он создал ряд нерезидентских компаний, которые являются просто владельцами. Доходы получает вся его местная банда, которая каким-то образом эти доходы перераспределяет. Какая-то часть, очевидно, идет семье в Америку, какая-то часть тратится на существование и поддержание всего этого сообщества.

- В чем тогда его мотив? Если основную часть денег он уже и не увидит. Должен быть веский мотив для убийства.

- Мотив у него есть. Потому что Гена пытался с ним вести мирные переговоры по конфликту, который у нас с ним был. И он успешно провел эти переговоры. И мы действительно на какой-то момент прекратили конфликт. Но потом конфликт начался заново.

Мотив… Я с Геной проводил максимальное количество времени каждый день. И это было видно. Мы вместе завтракали, вместе обедали, вместе ужинали, мы созванивались по 20 раз в день. И если даже кто-то следил, допустим, за мной, он видел, что этот человек достаточно близок.

А мотив – это то, что он считал и считает, что Аксельрод является одним из участников конфликта. Он остался недоволен тем мировым соглашением, которое у нас было. Он – это тот, кто сидит в США. Он считал, что Аксельрод его таким образом "развел".

Корбан та Аксельрод разом з Лучано Бенеттоном. Фото з кабінету Корбана

"УВЕРЕН, ЧТО ТИМОШЕНКО К ЭТОМУ НЕ ИМЕЕТ ОТНОШЕНИЯ"

- Знакомы ли вы с уголовным авторитетом "Матросом", через которого якобы Тимошенко и Лазаренко заказали убийство Щербаня?

- Нет, не знаком и никогда не был знаком. Этот человек был в другом поколении.

- Вы что-то знаете про этого человека?

- Нет, ничего.

- А как вы оцениваете саму версию Генпрокуратуры об убийстве Щербаня?

- Считаю, это очень реальная версия. В том, что это сделал  Лазаренко, у меня сомнений просто нет. Но я бы очень сильно усомнился в том, что Тимошенко имеет к этому отношение.

Другое дело, что Паша правда имел манеру распоряжаться деньгами подконтрольных бизнесменов. Он мог спокойно ей или Дитятковскому сказать: "Вот реквизиты, перечисли столько-то денег". Но за что, и кому…

В то время это было очень просто. Это сейчас, если ты хочешь кому-то перечислить деньги, банки требуют документы, проверяют легальность компании и транзакции. А в 1990-х годах на Западе еще не было всех этих террористических вопросов, и можно было перечислять деньги кому хочешь, за что хочешь и без документов. Прибалтийские банки всегда были особенно лояльны к клиентам, они не задавали вопросов. Поэтому я допускаю, что Паша мог дать реквизиты и сказать: "Перечисли туда столько-то денег". Уверен, что Тимошенко к этому не имеет отношения. Но это мое мнение. Есть следствие. Есть какой-то фактаж у них - пусть занимаются.

- В 2009 году в американский суд по Лазаренко вы прислали заявление, где рассказывали, что вы общались с Лазаренко, когда тот был под домашним арестом и не имел права общаться.

- Это правда. Это как раз именно тот период, когда я и Геннадий вели с ним так называемые мирные переговоры. Общались мы посредством того, что приходил либо его брат, который круглый идиот, либо какие-то адвокаты. Они его набирали с мобильного, он им перезванивал, и они давали трубку мне. Я это все говорил следователям. Но у меня такое ощущение, что они слышат другим местом.

- Как в США на это отреагировали?

- Мы подали все ходатайства прокурорам и в суд. Но суд уже был на стадии вынесения приговора, на которой не принимают свидетельские показания. Они их приобщили к материалам, но не рассматривали по существу.

- Как отреагировала еврейская община на убийство Аксельрода?

- Как она может отреагировать? Ну, возмутилась.

- Я так понимаю, это очень сильная и влиятельная группа.

- Группа?

Ще одна будівля Аксельрода. Готель "Аксельхофф" у Дніпропетровську

- Или нет единства в еврейской общине?

- Еврейская община – это община. Это религиозная, общественная организация, нельзя это назвать группой. Там собраны влиятельные бизнесмены. В последнее время они сильно обнищали. Это не группа, которая обладает какими-то практическими возможностями. Это место, куда приходят, чтобы посвятить время религии и потереть разные майсы: кто что сказал, кто у кого занял, кто кому не отдал.

- Какие выводы вы сделали из предыдущих покушений: на вас, на Брагинского?

- Те же самые, что и сейчас. Брагинский активно принимал участие в конфликте с Лазаренко, в отличие от Гены. Он принимал активное участие в плане передела собственности, но тоже всячески отказывался охранять себя. Все это я изложил следственным органам, и неоднократно, и дал фамилии, и дал, кого нужно искать и как нужно искать, и какие факторы косвенно подтверждают мою версию. Но никто ничего не сделал.

- Может, они боятся чего-то?

- Да чего они боятся? Просто милиция у нас, к сожалению – самый неэффективный, самый коррумпированный и самый непрофессиональный карательный орган.

- А можно это подвести под юрисдикцию СБУ?

- Сложно. В СБУ, я считаю, работают более-менее порядочные люди – не продажные, не бессовестные окончательно, не пьяницы. Там есть офицеры, у них немножко другая выправка и другое отношение к вещам. Но криминальные вещи не попадают под их юрисдикцию. Чтобы подвести под их юрисдикцию, нужны какие-то особые распоряжения прокуратуры, чтобы они перенаправили следствие под контроль СБУ.

СБУ в состоянии раскрывать такие вещи, я считаю. Но для этого у них должна быть процессуальная возможность.

- А вы пробовали создавать такую возможность?

- Да, мы пробовали. Если вы помните, первое покушение на меня в 2006 году раскрыла именно СБУ. Был здесь начальник СБУ Карпенко. Он очень болезненно отнесся к этой ситуации, и каким образом забрал следствие под себя. Именно СБУ раскрыла это преступление, вплоть до Политковской почти. уже дальше передали российским спецслужбам все данные на чеченца, который находится в Москве, и уже обвинен по убийству Политковской.

- Он стрелял?

- Не стрелял, а организовывал фирму по заказу, диспетчер.

- В 2010, устроив взрыв в "Пепперони", вас хотели убить или напугать?

- Нет, хотели убить. Заряда было достаточно, просто взрыв прошел рикошетом мимо, и меня только ранило. Если бы я сел на три метра ближе, мы бы с вами не разговаривали.

- Заряд не был прямо под вами?

- Нет. Меня отбросило в сторону.

- Вы больше в тот ресторан не ходите?

- Нет, не хожу.

- Оцените, пожалуйста, цитату: "Корбана пытались безуспешно склонить к финансированию предвыборной кампании Ивана Куличенко, команду которого усиленно формируют из донецких". В частности, упоминается в этой связи некий авторитетный господин из Донецка по прозвищу "Резанный".

- Первый раз слышу о таком "авторитете". Во-вторых, я хочу сказать, что Корбан никогда не принимал, не принимает и не собирается принимать участия в политической жизни страны, города, села, чего угодно.

Мер Дніпропетровська Іван Куліченко. Фото Фокус

Тем более, Куличенко – это просто ничтожество. Это просто мразь и ничтожество. Гена за 10 лет сделал за этого человека просто неоценимую работу. А это ничтожество даже не пришло положить цветы, когда с ним прощались. Такое мое человеческое отношение, не политическое. Я не знаю, в какой он команде – "донецких" или не "донецких". Мне абсолютно все равно.

Вы объявили миллион награды за информацию об убийце. Зачем, если вы знаете заказчика?

- Я знаю заказчика, а хочу взять исполнителя. Потому что исполнитель даст мне процессуальную возможность прийти к заказчику. И эти деньги мы платим за исполнителя. Мы заплатим больше, если надо.

- Как вы можете гарантировать безопасность человека, который обратится к вам с информацией? Вас наверняка слушают со всех сторон.

- Мы можем гарантировать безопасность, поверьте. Если информация будет достоверной и поможет найти исполнителей, то поверьте - мы найдем все возможные пути, легальные и нелегальные, чтобы защитить такого человека. Но, к сожалению, в основном обращаются одни сумасшедшие, идиоты, просто больные люди, шизофреники. Мы можем показать вам письма, которые они пишут. Не о чем говорить.

- Борису Филатову, Мирону Сосновскому (в різні часи їх звали бізнес-партнерами Корбана - ЕП) угрожают?

- Никто никому не угрожает. Сосновский вообще не имеет и не имел к нам никакого отношения. Наоборот, сейчас расследуется дело в отношении того, что он стрелял в вертолет, в котором находился Филатов. Но это была просто пьяная выходка, за которую, я уверен, он понесет наказание по закону. Они живут на соседних участках, и Сосновский начал спьяну отстреливать, охотиться на вертолет. Ну идиот, обычная бытовуха.

(далі буде. В другій частині інтерв’ю читайте про відносини Корбана з "Приватом", про найвідоміші його конфлікти та про плани на майбутнє найвідомішого "конфліктолога" в Україні)

 

Геннадій Корбан: Я би зміг відібрати Полтавський ГЗК
- Вас називають рейдером. Ви себе називаєте більш толерантно - конфліктологом. Цією діяльністю ви будете займатися далі? - Ні. Ця діяльність вичерпала себе з кількох причин. - Ви маєте на увазі прихід "донецьких"? - Я не маю на увазі прихід "донецьких". Найголовніший чинник закінчення цієї діяльності - це втрата ліквідності (рос.)

Фото надане Геннадієм Корбаном
продовження інтерв’ю з найвідомішим "конфліктологом" України – Геннадієм Корбаном. Першу частину читайте тут.
"МЕЖДУ ТИМОШЕНКО И КОЛОМОЙСКИМ НИКОГДА НЕ БЫЛО ТЕПЛЫХ ОТНОШЕНИЙ"
- Какие у вас сейчас отношения с Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым?
- Я хочу сказать, что у меня со всеми прекрасные отношения. Больше, чем прекрасные – они дружеские.
Я дружу и с Боголюбовым,  и с Коломойским, и с Ахметовым, Суркисами, и с Ярославским я дружу, и с Пинчуком общаюсь иногда. У меня со всеми людьми подобного положения реально добрые отношения. И когда произошла трагедия, мне позвонили и  Ахметов, и Боголюбов, и Коломойский, и Суркисы. Они просто выражали соболезнования. Просто нашли человеческие слова.  Приятно, когда у тебя есть такие влиятельные друзья. Но, к сожалению, они ничем не могут помочь в данной ситуации.
- То есть, эти люди разделяют бизнес и личное?
- Конечно, бизнес и личные отношения – это разные вещи. Кроме того, у меня на сегодня ни с Ахметовым, ни с Коломойским, ни с Боголюбовым, ни с Суркисами нет никакого соприкасающегося бизнеса, из-за которого могут быть хоть какие-то разногласия.
- Вы сейчас занимаетесь какими-то крупными проектами?
- Я занимался теми проектами, которыми занимался Гена.
- Что теперь с ними будет?
- Какие-то проекты уже работают, приносят доход. Какие-то проекты существуют только на бумаге. Некоторые из них я попробую довести до конца. Хотя не знаю, получится ли у меня. Потому что этим занимался профессионально Гена.
Он талантливейший концептолог. Боголюбов его называл гением. Сначала Боголюбов начал привозить сюда иностранных концептологов. Они что-то рисовали, давали отчеты, сколько остановок, какой трафик. Но для того, чтобы строить в этой стране что-то, нужно видеть, чувствовать, понимать человека, который хочет это делать и хочет потратить деньги. Поэтому когда Гена представил Боголюбову идею проекта "Меноры", тот позвонил мне и сказал, что он просто гений.
Та сама "Менора". Краєвид з даху "Пасажу", який теж побудував Аксельрод
- Верное ли складывается впечатление, что Коломойского сейчас выдавливают из "Укрнафты", из "Укртатнафты", из всех бизнесов?
- Не знаю, он со мной не делится на эту тему. Судя по его общению и внешнему виду, он нормально себя чувствует и в плане бизнеса, и в плане отношений с политиками. Если бы его прямо выдавливали, наверное, это было бы видно, он бы это пиарил. Поэтому думаю, что у него все в порядке.
Может, пришлось чем-то поступиться, где-то сузиться. Но это бизнес. И он к этому относится очень прагматично, очень философски, я бы сказал.
- О чем говорит тот факт, что он не принимал участия в конкурсе по приватизации "Днепроблэнерго"? Это сигнал того, что регион контролируют уже другие люди?
- Контроль в регионе давно за другими людьми. Поскольку, к сожалению, он и Боголюбов покинули этот регион. Им просто стало здесь неинтересно. Это люди другого масштаба. Они поехали в те регионы, которые соответствуют их масштабу. Может быть, поэтому он и не боролся за "Днепроблэнерго". Может, еще по каким-то причинам.
Может быть, была такая команда – не принимать участия. Раньше не было таких команд, не было команд вообще. Поэтому можно было пойти в суд, обязать Фонд, запретить или остановить. А сейчас есть команда, зато нет конфликта.. Может, это правильно.
- У него еще есть шанс отобрать через суды Одесский припортовый? Ваше мнение как профессионала.
- Я считаю, что есть. Он реально купил его честно на аукционе. В этом аукционе участвовали также российские компании, но именно он предложил наибольшую сумму. Просто потом Тимошенко сказала, что ей мало денег, и решила расторгнуть сделку. Она поступила нехорошо.
Фото izrus.co.il
- Между ними действительно были теплые отношения?
- Между ними никогда не было теплых отношений. Это миф, который почему-то поддерживают журналисты. Он встречался со многими политиками, в том числе и с Тимошенко, пытался обсуждать какие-то вопросы. Но она ему не покровительствовала, хотя они из одного региона.
Знаете, у днепропетровских бизнесменов и политиков есть гнусная черта: они друг другу улыбаются в лицо, вроде бы о чем-то договариваются, а как только расходятся, делают с точностью до наоборот.
- Нарушают слово?
- Конечно. В данном случае я не имею в виду Коломойского. Но есть такая манера.
- Донецкая манера прямо противоположна.
- Да, там немножко иначе работает психология.
- А существует еще, например, одесская психология бизнеса или еще какая-то, львовская?
- Наверняка. Я говорю только о днепропетровской, которую знаю и вижу. Кучма воевал с Лазаренко, Лазеренко воевал с Кучмой, Тимошенко воевала с Пинчуком, Пинчук с Тимошенко, Коломойский с Пинчуком, Пинчук с Коломойским. Война всех против всех. Грустно. Может быть, это есть некий признак вырождения некогда славного большого региона.
- Вы согласны с версией, что по Кучме завели дело, чтобы отобрать часть бизнеса у Пинчука?
- Я уверен, это не связано с бизнесом, это просто политика. Действующая власть должна показать, что она пытается относиться объективно не только к чужим, но и к своим, или некогда своим.
- Международный статус, который пытался придать себе Пинчук в последние годы, его каким-то образом защищает?
- Да. Парадоксально – Пинчук и Ахметов очень дотошно, очень настойчиво занимаются собственным имиджем, и это дает результаты. Коломойский к этому относится иначе, он не занимается собственным имиджем. И поэтому о нем часто плохо думают, хотя он очень талантливый, очень оригинальный бизнесмен.
Я просто думаю, что Коломойский не заинтересован в общественном мнении, и поэтому им не занимается. Хотя нельзя сказать, что не занимается. Они создали общину, на их деньги Гена построил "Менору".
Так виглядали ті будівлі у Дніпропетровську, на місці яких будував Аксельрод
- Я видел в Израиле мемориальную доску, на которой написано об их огромном вкладе в обустройство Иерусалима.
- Да, Боголюбов действительно много делает. Но у них, может быть, немножко другое отношение к этому, поэтому они не пиарятся.
- Как вы можете охарактеризовать Фирташа?
- Никак. Я его не знаю.
"Я НЕ СОБИРАЮСЬ ЗАНИМАТЬСЯ ЭТИМ ДАЛЬШЕ"
- Вас называют рейдером. Вы себя называете более толерантно – конфликтологом. Этой деятельностью вы будете заниматься дальше?
- Нет. Эта деятельность исчерпала себя по нескольким причинам. Я могу назвать основные факторы, почему эта деятельность практически закончилась. Она закончилась не потому, что я ее закончил. Ее закончили все, даже те, кто этим промышлял в мелких масштабах.
- Вы имеете в виду приход "донецких"?
- Я не имею в виду приход донецких. Самый главный фактор окончания этой деятельности – это потеря ликвидности.
Чтобы совершать передел, нужно на войну тратить много денег. Сегодня мировые рынки находятся в глубоком кризисе. Я считаю, что он не просто не кончился, а находится перед своей второй волной. Поэтому стоимость активов украинских упала настолько низко, что нет смысла тратить деньги на передел этих активов.
- Их легче купить?
- Купить или вообще не трогать, потому что эти активы не приносят прибыли. Можно было заниматься каким-то активом, когда он приносил прибыль и постоянно росла его стоимость. А сегодня даже если взять крупный бизнес... Пусть попробует Коломойский продать нефтяной бизнес. Кому? За какие деньги? Кто это купит? У кого есть сегодня миллиарды или сотни миллионов? У считанных людей, и они не будут это покупать. Иностранцы или иностранные компании, владеющие таким ресурсом, тоже не будут это покупать. Им не интересно, это маленький рынок. Это даже не Китай, не Россия, не Бразилия, не большая страна. Я условно говорю о Коломойском, то же самое можно сказать о Пинчуке, об Ахметове.
Второй фактор – да, не без участия действующей власти. Но они не сделали чего-то конкретного, чтобы это остановить. Они просто построили очень сильную вертикаль. Раньше ты мог действовать через суды и другие органы, потому что без вертикали было легко сделать горизонтальные связи. А сегодня, чтобы решить какой-то конфликт, не обязательно обращаться в суды. Можно обратиться к вертикали власти, и власть своей командой разрешит этот конфликт.
Эта деятельность потеряла всякий смысл и всякое наполнение. Я не собираюсь заниматься этим дальше. Во-первых, я перешагнул за 40 лет. Мне уже не хочется просто этим заниматься. Мне хочется заниматься созидательным бизнесом.
Во-вторых, в этой стране я прошел все самые крупные объекты. Я достиг своей вершины в этом роде деятельности. И если ко мне завтра придут собственники, которые будут делить сырзаводик или молочную фабрику, мне это просто не интересно, и даже противно.
- Эпоха, когда регистраторы играли ключевую роль в корпоративных конфликтах, уже ушла?
- Да. Они уже не имеют никакого значения. По простой причине – Госкомиссия по ценным бумагам обязала, по-моему, до конца 2012 года перейти на так называемую бездокументарную форму выпуска. Регистратор теперь видит только номинальных держателей. Он не видит собственника, он не знает, с кого списывать акции. А вот у номинальных держателей, у локальных хранителей, уже видны счета собственника. И здесь можно спрятаться - например, под депозитарий, - чтобы нельзя было увидеть собственника даже у локального хранителя. Это прогрессивный шаг.
- Но работать еще можно?
- Сложнее, гораздо сложнее.
- Вы видите в Украине людей, которые могут сравниться с вами в проведении конфликтов?
- Нет. В той деятельности, которой я занимался, нет. Я не знаю, стоит ли этим хвастаться. Таких людей нет.
- У вас еще остались пакеты акций в крупных предприятиях, в связи с которыми вас раньше упоминали – "Укртатнафта", "Укрнафта", "Укртелеком", "Днепроблэнерго", "Киевэнерго", "АвтоЗАЗ", "Стирол", "Хартрон"?
- Да, у меня есть акции "Укртелекома", есть акции "Хартрона" и "АвтоЗАЗа". Но там нет конфликтов. Гена обычно шутил: "У тебя один процент всей страны".
Иногда я просто покупал акции - не для того, чтобы устроить какой-то конфликт или передел, а просто как вложение. Потому что я понимаю в фондовых рынках. И акции, такие как "Стирол", "Укртелеком" или "Укрнафта", мне казались привлекательными на тот момент.
- Как вы оцениваете собственные действия по таким объектам: "Детский мир", "Дом политпросвещения", гостиница "Астория", парк Глобы, "Рыбальський карьер", торговый центр "Кировский", комбинат "Злагода"?
- Было время, где-то и сейчас еще отголоски его идут, когда мне приписывали любой конфликт, происходящий в этой стране. Например, происходил конфликт на каком-то элеваторе, а мне звонили знакомые и спрашивали, как можно со мной договориться. А я не то что не имел к этому отношения - слухом не слыхивал. Этот шлейф медленно угасает, потому что стало меньше конфликтов. Но давайте конкретно.
"Пасаж"
Всередині "Пасажу"
"Детский мир" – это было акционерное общество, в котором 30% или около того принадлежало директору "Детского мира". Остальное находилось у граждан Украины. И я начал скупать эти акции. После чего пришла директор и продала за нормальные деньги (она осталась довольна) свой пакет акций.
После чего мы снесли "Детский мир", потому что это было уродское здание, вместе с гостиницей "Центральная", которую мы тоже купили за деньги у собственников. Мы вообще никогда ничего не покупали у государства, мы работали на вторичном рынке. Мы снесли эти два здания и построили "Пассаж". Строил его Гена. Строил, планировал, концептировал, занимался арендой.
- "Дом политпросвещения"?
- Это один из объектов Лазаренко. Когда он заканчивал свою политическую карьеру, то тешил себя надеждой, что его партия "Громада" будет наращивать политическое влияние. Уже после премьерства, будучи председателем областного совета и проводя предвыборную программу, он объявил о доплате всем пенсионерам по 10 грн. Для этого нужно было не просто взять деньги, а легально их завести. Тогда облсовет принял решение о продаже огромного количества объектов, находящихся в собственности областного совета - в том числе католического храма.
- Действовавшего?
- Он не действовал. Община требовала передать храм ей. Мы им помогли забрать, сейчас он у них, они его реставрируют.
Тогда Лазаренко, в том числе, выкупил католический храм. На конкурс пришла некая американская корпорация "Dugsbery". Это был даже не конкурс, в те годы практиковалась адресная продажа. Они продали корпорации "Dugsbery" огромное количество объектов, находящихся в центре города.
Он для себя решил две вещи – получил собственность на свою компанию, и завел необходимое количество денег, чтобы профинансировать политические вопросы. Естественно, право собственности на эти объекты всегда имело сомнительный характер, и по ним периодически вспыхивали конфликты то со стороны прокуратуры, то со стороны Фонда госимущества.
По "Дому политпросвещения", насколько я знаю, есть решения судов высших инстанций, которые закрепляют за тем или иным собственником право собственности. Решение суда комментировать некорректно.
- Гостиница "Астория"?
- То же самое.
- Парк Глобы?
- Не имею никакого отношения, никогда не имел. Парк Глобы является городской собственностью. И город его даже, я слышал, собирается реконструировать.
- ООО "Рыбальский карьер"?
- Никогда не имел отношения.
- Торговый центр "Кировский"?
- Был конфликт с господином Арутюновым, это депутат от БЮТ. Он закончился, все остались при своих интересах. Этот конфликт исчерпан в 2007 году.  Там, собственно, делить нечего.
- Комбинат "Злагода"?
- Не имел отношения.
- Вспомните ситуацию по "Озерке" и по Курочкину. Возможно, у вас есть свое мнение обо всем этом.
- Конечно, есть. Я был непосредственным участником всех этих событий.
- Кто мог заказать Курочкина?
- Я не буду это комментировать. Точно могу сказать, что это не связано с "Озеркой". У него были другие бизнесы, гораздо крупнее "Озерки", и в этих других бизнесах у него был конфликт. Вообще, на момент его приезда в Украину конфликт был исчерпан и разрешен в денежном выражении. Более того, он у меня даже просил охрану и бронированный автомобиль. На что я ему сказал: "Мы с тобой не такие большие друзья. У тебя есть свои возможности, используй". И вообще, я ему не рекомендовал ехать в Украину. Но он умный, сам принимал решения. Что из этого вышло – всем известно.
"ТРУСИЛИ" ВСЕХ, НО НИКТО НЕ ТРЕБОВАЛ ОТДАТЬ БИЗНЕС"
- В Днепропетровске есть "смотрящий", как, скажем, в Запорожье?
- Нет, в Днепропетровске несколько другая ситуация. Я могу сказать абсолютно уверенно, не ради того, чтобы закинуть кому-то леща.
Александр Вилкул, который поставлен здесь в качестве губернатора, - достаточно прогрессивный молодой человек. Со времен Лазаренко это единственный губернатор, который действительно что-то делает для города. После Лазаренко этот город был как брошен. Отсюда уехали все олигархи, и никто здесь ничем не занимался. И даже Тимошенко… Она могла бы выиграть выборы, если бы хоть что-то сделала для родного города. Но она палец о палец не ударила. Вилкул сделал дороги – раньше здесь нельзя было ездить вообще. Видать, он трудоголик, реально сидит на работе.
Я с ним практически не общаюсь, мы просто знакомы. Мы были знакомы еще 10 лет назад, когда он работал на Южном горно-обогатительном комбинате, а я тогда занимался этим проектом. Это было в 2001 году.
Олександр Вілкул. Фото pavlonews.info
- Вы верите в то, что он может стать премьером?
- Я считаю, что у него большое политическое будущее. У него очень хорошие покровители. Кроме этого, он сам по себе очень деятельный человек. Более того, губернаторы приходили, они все искали здесь где-то свой интерес. Допустим, Владимир Яцуба его искал в "Озерке", Виктор Бондарь - в каких-то землях. Здесь я этого не вижу.
- Писали, что Бондарь вам покровительствовал.
- Да нет, мы общались просто. Мне от них ничего не надо, и никогда не было надо. Мы самодостаточная структура, и никогда ничего не просим у властей – ни земли, ни здания, ни подряды. Мы просто занимаемся обычным нормальным бизнесом. Поэтому мне редко выпадает случай общаться с тем или иным губернатором. Но могу сказать, что нынешний сильно отличается от предыдущих.
- В Украине происходит передел собственности. Что вы думаете о демонизации таких личностей, как Юра Енакиевский и Александр Янукович?
- Мне тяжело судить, потому что я не знаю ни одного, ни другого. Я слышал слухи, как и все, но ни разу не сталкивался с подобными вещами. И я знаю, что местный губернатор очень жестко реагировал на подобные выпады, если они происходили. Поэтому пытаюсь относиться к этим историям очень корректно, не делая явных выводов. Думаю, что на местах некие люди пытаются действовать в своих интересах, прикрываясь именами значительных людей.
- Местных влиятельных бизнесменов не "трусили"?
- "Трусили" всех, но это не было связано с собственностью. Проблемы были у всех с приходом новой власти. Но к этому нужно относиться по-философски: красные пришли, белые пришли. У всех свои порядки, надо уметь приспосабливаться к ним. Да, трусили налоговые органы, ОБЭПы разные. Но никто не требовал отдать бизнес, долю бизнеса или объект. Пришли новые люди, им нужно как-то было жить.
- Почему не отобрали бизнес у Константина Жеваго? Пытались многие.
- Причины три. Первая – он попытался максимально защитить свой бизнес, сделав IPO. Таким образом он попытался заранее защитить свой основной актив – Полтавский ГОК. Все остальное – это мусор. Полтавский ГОК – действительно хороший актив, дорогостоящий.
Вторая причина – это то, что никто из заинтересованных лиц не обратился к профессионалам.
- То есть, вы смогли бы отобрать?
Костянтин Жеваго б позбавився ПГОКу, якби мав справу з Корбаном. Фото "Фокус"
- Я смог бы. Я знаю историю Полтавского ГОКа. И это история грязной приватизации. Я не боюсь этих слов, это факт. Удивляюсь вообще, как он сделал IPO при такой приватизации. Обычно иностранцы очень смотрят внимательно эти вопросы.
Чтобы забрать у него, мало команды. Ты же не придешь просто так, не заберешь. Тут нужна очень четкая, очень кропотливая, скрупулезная, профессиональная работа. Надо понимать, возвращаться в прошлое или идти в будущее. Имеется в виду, технологически и юридически.
И третья причина очень банальная. Я сам по себе не в состоянии был бы финансировать подобный конфликт. Существуют заинтересованные лица, которые в состоянии финансировать подобный конфликт. А они начали думать и говорить о таких вещах, как репутация. У них сейчас есть новое выражение – "репутационные риски".
Я циник в этом плане. Немножко смешно слышать, когда они говорят о репутационных рисках. Может быть, это некая эволюция, когда человек уже наелся, набрался, он уже большой, и ему уже хочется респекта. Респект – это, прежде всего, репутация.
Если бы кто-то из олигархов засветился в таком конфликте, притом, что компания находится на IPO, он бы понес существенные репутационные риски.
"ДНЕПРОПЕТРОВСК ПРЕВРАЩАЕТСЯ В УЕЗДНЫЙ ГОРОДОК"
- Проект "Протон 21", занимающийся научными разработками в ядерной физике. Что это?
- Я много лет занимался этим проектом. Сейчас он в замороженном состоянии, а раньше финансировался Боголюбовым и Коломойским. Они попали в этот проект абсолютно случайно, еще при Кучме - он их затянул в это дело каким-то образом, не знаю подробностей.
Это действительно исключительно научный проект. Они потратили туда кучу денег. Когда сумма инвестиций перевалила за определенный предел, Боголюбов попросил меня вникнуть в этот проект. И я погрузился немножко в этот проект, потому что в детстве увлекался занимательной физикой.
Те явления, которые я наблюдал - это просто необъяснимо. Я не хочу, чтобы меня сочли сумасшедшим. Но они просто переворачивают взгляд на традиционную физику. К сожалению, проект находится в брошенном состоянии. Потому что подобные проекты – это даже не проект Боголюбова с Коломойским. Подобные проекты – это проект государства, проект NASA. Туда надо тратить сотни миллионов только на научную часть, не говоря уже о прикладной части. Прикладная часть может стоить миллиарды. Но то, что там я видел – это действительно чудо, и это действительно может решить многие проблемы человечества. Я думаю, что проект "Протон" просто опередил время.
- Украина имеет будущее в науке?
- Я считаю, что нет. Основной научный потенциал находится в развитых странах, которые могут финансировать науку. В нашей Академии наук сидят профессора, которые стали догматиками. А интеллектуальный потенциал страны тоже достаточно низок. Рядом есть Россия, где эти вопросы достаточно хорошо финансируются. Рядом есть Израиль, где эти вопросы хорошо финансируются. Есть США, в конце концов.
Когда я глубоко понял проект "Протон", то просто пришел к Боголюбову и Коломойскому, и сказал: "Я, конечно, могу потратить ваши деньги. Но думаю, что у вас не хватит денег для того, чтобы довести этот проект до прикладной части".
Может быть, в каких-то мелочах и получилось бы. Но, во-первых, существует очень сильное сопротивление традиционной науки, и Академии наук, и вообще науки в мире. Это целый свой мир, у которого есть своя субкультура, где нужно брать в соавторство нобелевских лауреатов. Когда я в это вник, то понял, что это не мое. Поэтому я им сказал: "Предлагаю подарить этот проект и все, что с ним связано, государству Израиль".
Житловий комплекс "Амстердам" на березі Дніпра, побудований Аксельродом
- У Днепропетровска есть какое-то будущее?
- Гена говорил, что нет.
- Что такое Днепропетровск сейчас?
- Ничего. Днепропетровск превращается потихоньку из финансово-промышленной столицы и кузницы кадров в уездный городок. Полное захолустье, к сожалению, куда не хотят ездить инвесторы, магазины не хотят здесь открывать свои представительства или филиалы.
- В Украине вообще появляется какое-то новое поколение бизнесменов? Есть такое явление как уход той волны бизнесменов, которые гремели в прошлые годы?
- Да, сейчас появляются некие виртуальные бизнесы, это в основном молодежь. Но я считаю, что в Украине у них возможностей очень мало, и они рано или поздно уедут за рубеж. А вообще, бизнес глохнет сейчас.
- Именно в Украине?
- И вообще в мире. Это объективно, нельзя все повесить на действующую власть. Она, конечно, не всегда способствует развитию бизнеса. Но есть объективные вещи. Это мировой финансовый кризис. И Украина просто полностью потеряла ликвидность как страна, как актив.
- Что нас ждет, скажем, через 5 лет?
- Смотря какой вектор взять. Если Украина пойдет на Восток, это один разворот. Мы постепенно превратимся в окраину России.
- Таки поглощение произойдет?
- Конечно, это очевидно.
- Другие варианты есть?
- Наверное, был какой-то вариант в 2004 году, но его неумело использовали дилетанты и мечтатели, которые пришли к власти. С другой стороны, если Украина пойдет на Запад, это тоже очень тяжелый путь. Посмотрите на Прибалтику. Она превратилась в мусорную яму Европы. Там очень тяжелая жизнь у людей, они реально бедствуют. В Европе нас никто не ждет.
Я думаю, что надо находиться где-то посредине, по крайней мере, в ближайшее время. А самое главное – это мировой финансовый кризис. Как только он закончится, и здесь дела будут лучше.
А проблема власти – это условная проблема. Она меняется, меняются люди. Есть вещи, которые выше этого, и более глобальные. Это, прежде всего, мировые финансовые потоки, мировая экономика, мировая кредитная система. То есть, Украина зависима от этих вещей больше, чем от той власти, которая есть в стране.
- Что бы вы хотели сказать о своем погибшем друге в заключении интервью?
- Для меня не было никого ближе. Никого. Он был для меня больше, чем друг, чем брат, чем деловой партнер. У меня отняли самое дорогое. Я искренне любил этого человека.
С помощью или без помощи правоохранительных органов я все равно найду, кто это сделал. И время тут не имеет никакого значения.
Корбан та Аксельрод з Лучано Бенеттоном (посередині)

 

Комментировать статьи могут только зарегистрированные пользователи. Перейти к регистрации